Неделинская катастрофа: забытая трагедия на стартовой площадке

Космодром Байконур на юге Казахстана — один из самых загруженных и важных космодромов на Земле, на его счету более тысячи запусков спутников и более ста пятидесяти запусков с участием людей. Однако, не все проходило гладко… Как например, Неделинская катастрофа: самая страшная трагедия, унесшая множество жизней.

Неделинская катастрофа: забытая трагедия на стартовой площадке

Как старейший космодром, космодром Байконур имеет богатую историю: он стоял за многими важнейшими космическими миссиями. Такими как запуск первого искусственного спутника «Спутник-1» в 1957 году, первый космический корабль («Луна-1»), достигший Луны в 1959 году, первый человек в космосе.

И конечно, Юрий Гагарин в 1961 году и первая женщина-космонавт Валентина Терешкова в 1963 году. Тем не менее Неделинская катастрофа остается самой смертоносной катастрофой, связанной с освоением космоса, в истории.

Космическая гонка между Советским Союзом и Соединенными Штатами началась с разработки ракет. Особенно тех, которые могли бы летать над океанами и континентами и доставлять ядерные боеголовки по требованию.

В 1959 году Советский Союз провел испытания первой успешной межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, разработанной ракетным инженером Сергеем Королевым. Р-7 впоследствии стала одной из самых успешных ракет в истории. Она использовалась для вывода Спутника на орбиту и Юрия Гагарина в космос.

Сильно модернизированная версия Р-7 до сих пор используется в качестве ракеты-носителя российского космического корабля «Союз».

Выбор топлива

Проблема первых советских ракет заключалась в использовании жидкого кислорода в качестве окислителя топлива. Жидкий кислород требовал криогенного охлаждения и создавал трудности при долговременном хранении. Что крайне важно для ракет, находящихся в режиме ожидания для быстрого развертывания.

Кроме того, Советам нужна была система с лучшим управлением и инфраструктурой, которая была бы менее уязвима для наблюдения со стороны воздушной и спутниковой разведки.

Для решения этих проблем советское руководство инициировало разработку нового типа ракеты, в которой использовалось так называемое «хранимое» топливо. С улучшенной навигацией и меньшими мобильными пусковыми платформами.

В качестве топлива для этой новой ракеты, получившей обозначение Р-16, был выбран несимметричный диметилгидразин (НДМГ) и ингибированная красная дымящая азотная кислота (ИФРНК) в качестве окислителя.

Эти виды топлива были гиперголическими, то есть они самопроизвольно воспламенялись при контакте, что устраняло необходимость во внешних источниках воспламенения.

И топливо, и окислитель имеют высокие температуры кипения по сравнению с другими ракетными видами топлива (такими как жидкий водород) и окислителями (такими как жидкий кислород). Это позволяло ракетам оставаться заправленными и готовыми к запуску в течение длительного времени без риска для топлива или окислителя.

читать:  Ароматы двора в эпоху Людовика XV

Благодаря этому новому типу топлива ракету можно было выкатить из ангара, заправить и подготовить к запуску в течение трех часов. Обратной стороной было то, что и НДМГ, и азотная кислота чрезвычайно агрессивны и токсичны. Они были настолько опасны, что советские инженеры называли их «ядом дьявола».

Чтобы уложиться в сроки, проектирование и разработка ракеты были ускорены

Ракету Р-16 разработал Михаил Янгель, а руководил программой создания ракеты Главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. Вместе эти двое были полны решимости провести успешный испытательный запуск к октябрю 1960 года.

В качестве раннего подарка советскому премьер-министру Никите Хрущеву в честь предстоящей 43-й годовщины большевистской революции.

Чтобы уложиться в сроки, проектирование и разработка ракеты были ускорены, включая программу летно-доводочных испытаний. Ветераны полигона позже засвидетельствовали, что с ракетой возникли проблемы с того дня, как начались ее испытания в Тюратаме 26 сентября 1960 года.

Утром 21 октября новую ракету Р-16 выкатили на площадку в Тюратаме. Первоначальные проверки на стартовой площадке, судя по всему, прошли без происшествий и успешно завершились к 23 октября. В тот же день ракета была заправлена ​​топливом для запуска.

К моменту заправки по протоколу весь неосновной персонал должен был покинуть территорию, но маршал Неделин и Михаил Янгель проигнорировали правила безопасности и остались на площадке.

Сообщается, что Неделин установил на площадке стул, чтобы наблюдать и руководить операциями. На площадке также остались около 150 других второстепенных людей, в том числе военных и гражданских лиц.

Вскоре после завершения процесса заправки в ракете произошла утечка топлива. Однако эту утечку сочли терпимой, лишь бы она не усугублялась, и подготовка к запуску продолжалась. По некоторым данным, были просьбы слить топливо и убрать ракету со стартовой площадки, но Неделин отверг эти предложения. Заявив, что в ядерной войне «на такие вещи не будет времени».

На этом этапе испытания уже достигли точки невозврата, поскольку после заправки ракеты не было процедуры слива топлива. Следовательно, у стартовой группы не было другого выбора, кроме как продолжить миссию. Прерывание миссии было невозможно, поскольку это задержало бы запуск как минимум на месяц, уничтожив любые шансы на соблюдение обязательного графика запусков.

Запуск ракеты

Следующий день, 24 октября, стал днем ​​запуска. Посмотреть на запуск прибыли несколько высокопоставленных правительственных чиновников, и в 800 метрах от площадки для них была установлена ​​смотровая площадка.

Неделин находился под огромным давлением со стороны Москвы, требующей запуска вовремя, и когда было объявлено о новой 30-минутной задержке, Неделин настоял на том, чтобы самому вернуться на площадку и разобраться, что происходит.

читать:  «Самая большая в мире бревенчатая хижина» в Орегоне, верно ли это?

Тем временем растущие технические проблемы и нехватка времени прижимали технических специалистов к стенке. Присутствие Неделина на стартовой площадке оказало еще большее давление на технических специалистов, тем самым поставив под угрозу безопасность на стартовой площадке.

Примерно в 18:45, примерно за 30 минут до запланированного запуска, техник включил переключатель под названием PTR (или программирующий распределитель тока), который активировал бортовые системы ракеты в определенной последовательности.

Когда оператор перевел переключатель в нейтральное положение, переключатель на мгновение переместился в рабочее положение, что подало ложный сигнал на открытие клапанов топливной магистрали двигателей второй ступени.

После смешивания топливо самовоспламенилось, и двигатели ожили, при этом около 250 ничего не подозревающих людей все еще находились вокруг ракеты.

Многие люди погибли мгновенно

Ревущее пламя двигателя мгновенно прорвалось через топливный бак первой ступени прямо под ним, вызвав огромный взрыв полностью заправленной ракеты. За считанные секунды гигантский огненный шар диаметром до 120 метров поглотил стартовую площадку.

Многие люди погибли мгновенно, а многие другие сгорели и упали с площадки, все еще горя, пытаясь спастись от огня. Вместо этого видеокамера, установленная для записи запуска, запечатлела эти ужасные моменты.

Инженер Роскосмоса Борис Черток описывает инцидент в журнале «Ракеты и люди»:

Огромная температура на значительном расстоянии от эпицентра пожара сожгла одежду людей. А многие из спасавшихся, увязших в расплавленном асфальте, сгорели полностью.

[…]

Спасаясь бегством, они оказывались в канаве вокруг стартовой площадки или на песке; вместо того, чтобы сбросить с себя горящую одежду или упасть на землю, чтобы потушить пламя. Как горящие факелы, они попытались убежать подальше от стартовой площадки и запутывались в окружающей ее колючей проволоке.

Прибывшие на место спасатели попытались помочь прибежавшим к ним людям. Они швырнули их на землю и забросали песком. Прошло 2 часа, прежде чем пожарным удалось локализовать огонь и стартовая площадка стала доступна для спасателей.

Неделинская катастрофа: забытая трагедия на стартовой площадке

Другой очевидец описывает ужасающую сцену:

В момент взрыва я находился примерно в 30 метрах от основания ракеты. Неожиданно вырвался густой поток огня, охвативший всех вокруг. Часть военного контингента и испытатели инстинктивно попытались бежать из опасной зоны, люди побежали в сторону другой площадки, в сторону бункера…

Но на этом пути оказалась полоска свежеуложенной смолы, которая тут же растаяла. Многие застряли в горячей липкой массе и стали жертвами пожара… Самая страшная участь постигла тех, кто находился на верхних уровнях портала: люди были охвачены огнём и загорелись, как пылающие в воздухе свечи.

Температура в центре пожара составила около 3000 градусов. Убежавшие пытались на ходу сорвать горящую одежду, пальто и комбинезоны. Увы, многим это сделать не удалось.

забытая трагедия на стартовой площадке

Подробности катастрофы оставались тайной почти три десятилетия

В огне погиб главный маршал Неделин (по сообщениям, он находился всего в 15 метрах от ракеты, когда она взорвалась). Но конструктор ракеты Михаил Янгель выжил только потому, что уходил выкурить сигарету за бункером в нескольких сотнях метров от него.

читать:  Чернобыль превращает германских кабанов в годзилл?

Позже разгневанный Хрущев упрекнул Янгеля, спросив его: «Почему ты еще жив?», На что Янгель, как сообщается, ответил дрожащим голосом: «Ушел покурить. Это все моя вина».

В тот день погибли по меньшей мере семьдесят четыре человека и еще около пятидесяти скончались позже от полученных травм. Подробности катастрофы оставались тайной почти три десятилетия. Официально смерть Неделина произошла в результате авиакатастрофы. Подробности катастрофы не стали достоянием общественности до 1989 года, когда Советский Союз признал события.

Ровно через три года после катастрофы на Тюратаме, 24 октября 1963 года, на стартовом столе произошла еще одна смертельная авария, в результате которой погибли 7 человек. С тех пор 24 октября считается «Черным днем» на космодроме Байконур, и запусков в этот день не происходит.

Сегодня место взрыва на Зоне 41 представляет собой пустынный, заброшенный участок на окраине космодрома Байконур. Здесь можно найти скромный мемориал с именами погибших и карту, иллюстрирующую планировку старого стартового комплекса.

забытая трагедия на стартовой площадке
Мемориал на месте катастрофы. Фото предоставлено: Mixrunya/Wikimedia Commons.

В другой части базы стоит одинокий гроб, в котором хранятся останки тех лиц, личность которых не удалось идентифицировать. Этот гроб был похоронен в Ленинском парке и теперь покоится под пологим холмом травы, окруженный небольшим забором.

(Посещений всего:228, Визитов сегодня:1)

Вам может понравиться:

Рекомендации редакции:

+ Пока нет комментариев

Добавьте ваш