Эксперимент Келлога: воспитание сына и приемной дочери

Доктор Уинтроп Найлс Келлог ростил своего сына Дональда и приемную дочь Гуа перед кинокамерой (Эксперимент Келлога). Психолог хотел запечатлеть в памяти двух младенцев: Дональда в белом комбинезоне и кожаных туфлях и Гуа в подгузнике и подобных туфлях. Виньетка в солнечной Флориде могла бы быть милой. Если бы не то, что Дональд был человеком, а Гуа — шимпанзе. И они оба участвовали в эксперименте Келлога.

Келлог и его жена Луэлла усыновили Гуа с Кубы в возрасте 7 с половиной месяцев. Чтобы посмотреть, будет ли шимпанзе вести себя как человек, если растить ее с их 10-месячным сыном в окружении других людей — странный тезис. В любую эпоху, но особенно в 1931 году, шимпанзе редко использовались для поведенческих исследований. В течение девяти месяцев Келлог, его жена и другие исследователи тщательно наблюдали за двумя младенцами. Это был эксперимент, который сегодня встревожил бы ученых. И конечно, борцов за права животных и службы защиты детей.

Это могло бы стать интересным психологическим исследованием того, как дети и шимпанзе жаждут общения. (Эндрю Р. Хэллоран, автор книги «Песня обезьяны: понимание языка шимпанзе»).

За два года до эксперимента с ребенком-шимпанзе Келлог получил докторскую степень по психологии в Колумбийском университете. И вернулся в свою альма-матер, Университет Индианы, чтобы начать преподавать. В начале своей карьеры он был очарован дикими детьми. «Какова будет природа получившегося в результате индивидуума, который созреет… без одежды, без человеческого языка и без общения с себе подобными?» — спрашивал он в своей книге 1933 года «Обезьяна и дитя». Было несколько случаев, когда дикие дети якобы появлялись из леса. Но с научной точки зрения этих случаев было недостаточно. Чтобы ответить на главный вопрос психологии того времени: что важнее в формировании жизни человека: природа или воспитание?

Доктор Уинтроп Найлс Келлог ростил своего сына Дональда и приемную дочь Гуа перед кинокамерой. фото: mavuby.ru

Начало эксперимента

В 1931 году Келлог вместе со своей женой и новорожденным сыном Дональдом собирались переехать в Индонезию, взять детеныша примата и воспитывать его вместе с собственным ребенком. Однако нужной для переезда суммы у них не нашлось. Ученый обратился в Йельский центр по изучению человекообразных обезьян, где ему предложили взять на воспитание шимпанзе по кличке Гуа. Уинтроп согласился.

На тот момент шимпанзе и Дональд были почти ровесниками. Когда ученый привез Гуа домой, он одел обезьяну как сына, выделил ей всю ту же мебель – детские стул, кровать и стол для пеленания. Родители сразу обозначали, что Гуа теперь для них точно такой же ребенок, как и Дональд, значит, и относиться они к нему должны абсолютно идентично. Гуа и Дональд быстро нашли общий язык. Шимпанзе не боялась людей, потому что до этого воспитывалась в зоопарке. Когда обезьяна немного обжилась, Келлоги стали проводить исследования – они начали изучать рост тела ребенка и шимпанзе, их рефлексы, поведение в игре, внимательность, понимание языка. Они также анализировали рисунки своих детей. Муж и жена старались запечатлеть каждый момент, записывали результаты экспериментов и снимали все на кинопленку.

Насколько человечен эксперимент Келлога?

Эксперимент Келлога был проведен в период расцвета евгенического движения. Которое считало, что умственные и интеллектуальные недостатки всегда являются природными, всегда генетическими. Это утверждение было подкреплено в 1927 году. Когда Верховный суд США постановил в деле «Бак против Белла»*, что умственно отсталых можно подвергнуть насильственной стерилизации. Эксперимент с обезьяной и ребенком был направлен на то, чтобы опровергнуть эту теорию. Показав, что окружающая среда важнее генов, а воспитание является ключевым фактором.

Хотя Келлоги утверждали, что относятся к Дональду и Гуа одинаково. Их воспитание не всегда было любящим. Они постукивали ложками по головам Дональда и Гуа. — Чтобы услышать разницу в звуке их черепов. Еще они издавали громкие звуки, чтобы посмотреть, кто быстрее среагирует. Они пытались убедить Гуа не есть мыльные пузыри, засовывая ей в рот кусок мыла. И они крутили Дональда на высоком стульчике, пока он не начал плакать — все во имя науки(!).

Сегодня эксперимент никогда не прошел бы комитет по этике. «Проводить эксперименты на собственных детях очень проблематично. — Говорит Джеффри Кан из Бермановского института биоэтики Джона Хопкинса. «Всякий раз, когда вы проводите эксперимент со своей семьей и собственной жизнью, это не так научно, как лабораторное исследование».

Доктор Уинтроп Найлс Келлог ростил своего сына Дональда и приемную дочь Гуа перед кинокамерой. гиф: zvidusil.in.ua

Это была только одна из проблем с предпосылкой. «N=1 [испытание с одним участником] может дать вам ограниченное количество информации», — говорит Кан. «Сколько можно вынести из одного случая? И как вы проводите этот эксперимент? Вы не можете вырастить одного и того же шимпанзе в двух разных сценариях».

«Это могло бы быть интересное психологическое исследование. О том, как дети и шимпанзе жаждут общения»

Келлог расхваливал, как многому Гуа научилась. И сколько человеческих качеств она развила за девять месяцев: она ходила прямо; пользовалась вилкой и у нее было человеческое выражение лица. Но попытка Келлога привить силу речи «хрюкающему» Гуа не удалась. «Это была последняя попытка выяснить, можно ли научить шимпанзе говорить», — говорит Эндрю Р. Хэллоран. Автор книги «Песня обезьяны: понимание языка шимпанзе». Физиология вида и развитие мозга просто не допускают человеческого общения.

«Это могло бы быть интересное психологическое исследование. О том, как дети и шимпанзе жаждут общения», — говорит Хэллоран. «Если есть способ не быть изолированным, шимпанзе его найдут, и это то, что они разделяют с людьми. Шимпанзе нуждаются в компаньонах точно так же, как люди нуждаются в подобных».

Но у Луэллы Келлог были другие опасения, которые положили конец эксперименту. А именно то, что Дональд становился больше шимпанзе, чем Гуа становился человеком. Гуа и Дональд развивались так, что это больше походило на игру шимпанзе, чем на взаимодействие младенцев. Гуа научил Дональда шпионить за людьми под дверью. Дональд начал кусать людей. Дональд ползал, как Гуа, даже после того, как научился ходить, и начинал хрюкать и лаять, как его «сестра», когда ему хотелось есть. Возможно, это было то, чего Келлоги должны были ожидать. «Если вы воспитываете ребенка со щенком. Вы не ожидаете, что щенок усвоит человеческие черты», — говорит Кан. Но кто не видел, как малыши ползают по полу и лают, как собаки?

Доктор Уинтроп Найлс Келлог ростил своего сына Дональда и приемную дочь Гуа перед кинокамерой. фото: livejournal.com

После того, как Уинтроп решил прекратить эксперимент, Гуа увезли, и посадили в клетку. Чтобы она стала предметом другого эксперимента. Но несколько месяцев спустя она умерла от пневмонии. Дональд достиг совершеннолетия, стал врачом и покончил с собой в 42 года.

P.S.

Дело «Бак против Белла» — дело Верховного суда США. Решение по которому подтвердило законность статута о принудительной стерилизации «неполноценных» людей, включая умственно отсталых с целью «защиты и здоровья нации». Это решение рассматривалось как пример негативной евгеники — улучшения человечества путём предотвращения размножения дефектных особей. (ru.wikipedia.org)

Посещений всего: 141, За сегодня:1

Ныряй!

Присоединяйся к остальным и начни путешествие в мир непознанного уже сегодня.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.